Открытый каталог недвижимости.
Вы можете купить, арендовать,
сдать или продать свою недвижимоcть
без посредников! Напрямую!

 




Написать Нам
Введите этот защитный код

Москва:

+7 (925) 4112533

Побережье:

+359 878 626532
+359 878 370337 
+359 878 297375 

Центр:

+359 878 270750 

e-mail: info@ilgabg.com

Мирный характер смены общественно-политического строя в Болгарии. Спад 1980 — х. годов.

08.09.2010

С приходом к власти Тодора Живкова в стране фактически утвердился авторитарный способ правления с определенными элементами тоталитарной политической системы.

Решающую роль в смене его личной власти играла верхушка партийно-государственного аппарата, который формировался по «семейно-клановым» принципам родства и землячества.

Стабильность режима поддерживалась за счет безоговорочного выполнения гражданами НРБ и обществом в целом всех признаков и решений «партийного вождя нации», безжалостного искоренения всякого инакомыслия, полного контроля над общественным мнением и поведением людей, грубейшего нарушения прав человека и прав национальных меньшинств, вплоть до их насильственной депортации и ассимиляции.

Тодор Живков и его окружение подчеркивали особые узы братства между советскими и болгарскими народами. Руководство Народной Республики Болгарии даже ставило вопрос о вхождении в Советский Союз в качестве 16-ой советской республики.[1]

Болгарскому руководству удалось добиться в рамках советско-болгарского экономического сотрудничества самого выгодного для Болгарии режима наибольшего благоприятствования. Десятилетиями СССР поставлял Болгарии «твердые товары» (сырье, топливо) по ценам значительно ниже мировых и брал в счет их оплаты машины и потребительские товары по ценам выше мировых при их низком качестве.

Цены на нефть возросли даже в рамках СЭВ, но для Болгарии делалось исключение, и она оплачивала поставки нефти из СССР по символической цене.

Несмотря на прямую экономическую помощь со стороны СССР, в Болгарии начался и экономический спад. Командно-административная система управления экономикой с ее жестким централизованным планированием и монополизмом обуславливала неэффективность производства, дефицит в снабжении населения продуктами питания и другими товарами народного потребления и привела, в конечном счете, к отставанию в научно-техническом и хозяйственном развитии страны. Для преодоления экономического спада были необходимы реформы, направленные на демонтаж командно-административной системы и замену ее системой, основанной на законах рынка.

Однако существовавший режим отказывался от проведения таких реформ, сделав ставку на «псевдореформы».[2]Этот момент является важным с точки зрения трансформации пути развития Болгарии, т.е. ее перехода к демократическому режиму.

Поддержав на словах перестроечные изменения в СССР, руководство НРБ заявило, что Болгария встала на путь обновления сразу же, как только Т. Живков возглавил партию и государство. Так, секретарь ЦК БКП Эмиль Христов в интервью корреспонденту «Нового Времени» заявил в 1988 г.: «Процесс нашего обновления начался не с того, что мы одобрили июльскую концепцию, а с апрельского пленума ЦК БКП 1956 года. И годы после него мы не можем назвать застойными. За это время были осуществлены многочисленные, хотя и частичные, попытки реформирования механизма управления экономикой».[3]

На всех партийных форумах «команда Живкова» стремилась убедить общество в том, что в стране происходят глубокие качественные изменения, успешно реализуется в соответствии с июльской концепцией БКП курс на всестороннюю демократизацию общественной жизни, что коммунистическая партия заслужила уважение всего народа.

Однако разрыв, между словом и делом превращал «перестройку» на болгарской почве в фикцию.

Власть по-прежнему концентрировалась в самом высшем эшелоне партии и государства, а давление и силовые методы продолжали занимать центральное место в политической и экономической жизни страны.

В частности, по команде «сверху» внедрили в народное хозяйство «фирменную организацию», широко разрекламировав ее как панацею от экономических бед и трудностей.[4]

Руководители Советского Союза были информированы о том, как неблагоприятно развивается общественно-политическая и финансово-экономическая обстановка в Болгарии, знали реальную цену «незыблемого авторитета Т.Живкова» и его окружения.

В.А.Медведев, руководивший при М.С.Горбачеве отделом ЦК КПСС по социалистическим странам, в своей книге «Распад» дает следующую оценку происходившему: «Одним словом, ситуация в Болгарии, несмотря на внешнее благополучие, была явно нездоровой, особенно вокруг руководства.[5]      

Цитата: «Живков никогда не пользовался в стране настоящим авторитетом, вызывал раздражение, критику и даже плохо скрываемую иронию. Здесь назревали перемены, которые неизбежно должны были отторгнуть прежние порядки, методы руководства; и  скопированные у нас, и порожденные особенностями этой страны и, конечно же, личностными качествами Т.Живкова — хитрого и коварного политика».

В книге он также отмечал, что Т. Живков стремился создать себе имидж человека современного, ищущего, стремящегося опереться на научную мысль: «Настоящей его страстью, способом удовлетворения амбиций стало составление обширных многословных тезисов и других «теоретических» документов.

В 1986-89 гг. были довольно высокие темпы промышленного производства (частично из-за введения производственных мощностей). Инвестиции осуществлялись за счет внешнего валютного долга Болгарии.

Некомпетентность «команды Живкова» выразилась в том, что приоритет в инвестициях отдавался промышленным отраслям (электроника, машиностроение), которые не имели экспортных перспектив и мало удовлетворять внутренние потребности страны.

В то же время, уменьшились капиталовложения в легкую промышленность и сельское хозяйство, которые давали товарное покрытие доходам населения, а также обеспечивали валютные ресурсы для развития технологически передовых отраслей промышленности. Подобный «технологический романтизм» дорого обошелся Болгарии.[6]

Дестабилизация внутреннего рынка привела к резкому несоответствию между товарными фондами и покупательной способностью населения, росту инфляции.

Провальное положение болгарской экономики усугублялось увеличивающимися бюджетными затратами на финансирование нерентабельных и убыточных предприятий, дотациями на поддержание цен и эквивалентное покрытие экспорта в левах.

НРБ вступила в 80-е годы с нарастающим внешним долгом. Составляя в 1979 г. лишь 700 млн. долларов, задолженность быстро возросла до 4,4 млрд. $. Согласно общим стратегическим установкам социалистического содружества, ликвидация упомянутой задолженности рассматривалась болгарским руководством как неотложная политическая и экономическая задача.

В 1983 г. внешний долг был сокращен до 2,5 миллиарда долларов, а к концу 1984 г. он вновь составил 700 млн. долларов.

Снижение общей задолженности произошло за счет:

  • сокращения закупок товаров из западных стран
  • за счет поставок по низкой цене советской нефти, которая перерабатывалась на болгарских предприятиях и реэкспортировалась на мировой рынок.[7]

Однако полученный результат был утрачен в результате общего ухудшения экономической ситуации в странах социалистического содружества, и в 1989 г. иностранный долг Болгарии подскочил до 10 млрд. $.

На первой же встрече между новым Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачевым и Т.Живковым, состоявшейся в октябре 1985 г., возникли экономические трения между двумя сторонами.

Так как советская сторона заявила о необходимости перевода экономических связей на принципы эквивалентного обмена. Что подразумевало под собой прекращение субсидий со стороны СССР на нужды сельского хозяйства Болгарии в размере 400 млн. рублей, договоренность о которых была достигнута еще в 1973 г.[8]

В последующем, Болгарии так и не удалось добиться сокращения своего внешнего долга. По данным, опубликованным в бюллетене коммерческой информации[9], он составлял (в млрд. $):

1993

1994

1995

1996

1997

 

12,3

10,5

9,4

10,0

10,0

 

 

1) Оценка

2) Прогноз

Несмотря на внешнее благополучие и спокойствие, в НРБ складывалась явно нездоровая ситуация. В этой связи был предпринят новый маневр для укрепления режима личной власти.

Окруженный националистически настроенными людьми, которые оправдывали все действия  Т.Живкова, коммунистический лидер дал согласие на осуществление ошибочных и опасных мер в национальной политике страны. Под предлогом сохранения болгарского этноса была развернута широкая компания по «болгаризации» турецкого населения, вплоть до изменения мусульманских фамилий и имен. Она сопровождалась насилием по отношению к этническим туркам и болгарам исламского вероисповедания .

По указанию БКП в обществе насаждалось мнение о том, что в связи с высокой рождаемостью среди мусульманского населения и низкой рождаемостью среди болгар возникла угроза превращения большинства болгарского населения в мусульман.

Обстановка в стране накалилась, а в среде турок и поминов (болгар, исповедующих ислам) произошли открытые выступления против политики господствующего режима. На все советы со стороны СССР, других социалистических стран умерить националистический пыл болгарское руководство отвечало: турецкий вопрос в Болгарии решается в интересах укрепления Южного фланга Варшавского Договора.[10]Это было также одной из важных ошибок Живкова, а следовательно прорех курса БКП.

В 1987-1988 гг. произошло серьезное обострение экологической обстановки в районе болгарского города Русе и Дунае.

В болгарском городе, на который роза ветров направляла основную массу выбросов, стали проводиться манифестации с настойчивыми требованиями обеспечить экологическую защиту населения. Также распространение получила надуманная  версия о том, что выбросы в атмосферу являются результатом несовершенства современного оборудования, установленного на советском предприятии.[11]

Серьезный экологический спад и нарастающее внутриполитическое напряжение создавали в Болгарии почву для перемен, которые могли бы отторгнуть порядки и методы руководства, которые были характерны для авторитарного режима. Опасаясь такого поворота событий, болгарское руководство использовала июльский пленум ЦК БКП (1987 г.) для очередной перетряски партийного и государственного аппарата.

В своем докладе болгарский лидер на Пленуме поставил вопрос о необходимости изменения роли партии в обществе с тем, чтобы она перестала быть «фактором власти».

Он выступил за слияние Госсовета с правительством, за глубокие перемены в структуре общественных организаций и кардинальную перестройку административно-территориального деления страны. После одобрения предложенных мер началось их форсированное осуществление.

Была созвана сессия Народного собрания, на которой было одобрено создание вместо 28 округов традиционных для старой Болгарии 8 областей (провинций) с перенесением их центров в более мелкие города. Также было полностью реформировано правительство.

Основными элементами июльской концепции в области народного хозяйства стали равенство и многообразие форм собственности, невмешательство партии в дела государства, в том числе хозяйственные, самоуправление промышленных предприятий и общин. Однако начавшаяся реорганизация не оживила экономику, в которой все более усиливались негативные тенденции.[12]

Т. Живков имел продуманную для его личных выгод систему выдвижения и перестановки кадров. И, тем самым препятствовал формированию таких структур и групп, которые могли бы встать по отношению к нему в оппозицию (Тем самым, поддерживался процесс самовоспроизводства политической системы). Также удалял из руководства людей самостоятельно мыслящих и независимых. Такая судьба постигла бывших вторых секретарей ЦК БКП -  Бориса Велчева, Александра Лилова, председателя Совета Министров Станко Тодорова, секретаря ЦК БКП Стояна Михайлова, Чудомира Александрова.[13]

Несмотря на то, что Т. Живков постоянно давал понять, что он располагает полной поддержкой советского руководства, даже в его приближенном окружении росли опасения по поводу будущей судьбы его режима в условиях, когда Болгария встает на путь демократизации и правового государства, открытости и гласности.

В то время болгарская общественность недовольная «живковским деспотизмом» начала переориентироваться к свежим идеям демократизации и гласности.[14]

В стране стали образовываться первые группы легальной болгарской оппозиции:

  • Независимое общество в защиту прав человека (основано 16 января 1988 г.)
  • Независимый комитет по экологической защите города Русе. (8 марта 1988 г.) Это было связано с экологической проблемой, описанной мною выше.
  • Комитет по защите религиозных прав, свободы совести и духовных ценностей (19 октября 1986 г.). Основание комитета было связано с гонением на турок.
  • Независимое объединение «экогласность» (11 апреля 1989 г.)
  • Клуб в поддержку гласности и перестройки (3 ноября 1989 г.)
  • Конфедерация труда «Поддержка» (26 октября 1989 г.)[15]

Однако массового, противостоящего коммунистическому режиму движения так и не возникло. Тотальный контроль парализовал развитие оппозиционных настроений, в том числе в рядах БКП и его союзника БЗНС. В 1987 г. в Софийском университете четверо ученых — коммунистов выступили с резкой критикой режима. В ответ последовали репрессии со стороны партийного руководства.[16]

Основным средством и выразителем оппозиционных идей и настроений выступала неформальная группировка «экогласность». Это движение, которое выдвигало на первый план задачи экологического характера и через освещение проблем окружающей среды одновременно указывала и на общую ситуацию в стране, обнищание населения, экономический спад, политические репрессии.[17]

Настоящий политический вызов коммунистическому режиму и власти был связан с 1988 г., с созданием первой, оппозиционной политической организацией - «Клуб в поддержку гласности и перестройки». В его руководство вошли Желю Желев, Блага Димитров, Стефан Продев, Николай Василев.[18]

Желю Желев в бытности его аспирантом не был допущен к защите кандидатской диссертации из-за критики ленинского определения материи.

Особую известность в стране и за рубежом приобрела книга Ж. Желева (будущего президента Болгарии) «Фашизм».[19]

Также большой отклик в Болгарии встретил десидентский роман «Лицо» поэтессы Благи Димитровой, позднее избранной вице-президентом Болгарии.[20]

Болгария согласилась соблюдать международные договоренности о свободе передвижения граждан, достигнутые в Париже в мае 1989 г. на Конференции по человеческому измерению общеевропейского процесса. Министр иностранных дел НРБ Петр Младенов заявил на конференции о том, что на последней сессии Народное собрание страны приняло поправки к закону о паспортом режиме и болгарском гражданстве, а также внесло изменения в Уголовный кодекс и закон об амнистии.[21]

То есть, фактически, стимулом к изменению Живковского курса явилось внутреннее стремление Болгарии к переменам. Другими словами, поощрение национализма Живковского режима исчерпывает себя. Перед страной в скрытой форме раскрываются новые перспективы. И сама международная среда подталкивает Болгарию к изменениям. То есть «псевдореформы» Живковского режима выходят на поверку, и уже становится очевидным, что они не оправдают себя.

Не дожидаясь предусмотренного срока выдачи каждому гражданину загран паспорта (1 сентября 1989 г.), в мае 1989 г. было принято решение о выдаче паспортов всем болгарским туркам. Летом 1989 г. многие болгары турецкого происхождения стремились использовать легальную возможность покинуть НРБ: около 310 тыс. турок образовали поток беженцев через Болгаро-турецкую границу. Результатами переселения турецких семей явилось падение производства табака, поскольку именно они обладали богатым опытом в этой сфере.[22]Это также усугубило кризис и привело к тому, что стали выявляться прорехи в Живковском режиме.

Болгарский лидер, который еще недавно видел в поощрении национализма средство спасения своего режима, меняет тон своих высказываний. В речи, передававшейся по радио и телевидению 29 мая 1989 г., Тодор Живков заговорил о болгарском происхождении турок, об их законном праве самим решать вопрос о том, где находится их родина.[23]

Возникли разногласия в политической элите страны. 24 октября 1989 г. министр иностранных дел, член Политбюро ЦК БКП Петр Младенов своим открытым письмом[24]в адрес партийного руководства призвал к решительным изменениям в стране. Заявив о том,  что вынужден подать в отставку, Петр Младенов обвинил Тодора Живкова в том, что он довел страну до глубокого экономического, финансового и политического кризиса.

Характеризуя ситуацию в партии и стране в ноябре 1989 г., Т.Младенов несколько позже писал (в своей статье, опубликованной в советском журнале «Международная жизнь» в апреле 1990 г.): «Обстановка была исключительно сложной и тревожной. Прежний лидер и его окружение чувствовали подъем народного недовольства и готовились потушить его открытым террором. Я отдавал себе отчет в том, что не обойдется без кровопролития что то, что могло бы произойти, повернуло бы вспять, назад к пещерной эпохе. Я хорошо понимал, при возможном столкновении в руководстве Живков и его окружение не пощадили бы никого».[25]То есть Младенов выступил в качестве некого катализатора процесса смены режима власти Живкова.

9 ноября 1989 г. на заседании Политбюро ЦК БКП , было принято решение об отставке Тодора Живкова с поста Генерального секретаря ЦК и председателя Государственного Совета. 10 ноября Пленум ЦК единогласно согласился с этим решением.

Из предлагавшихся двух альтернативных кандидатов на пост Генерального секретаря — Петра Младенова и бывшего члена Политбюро Александра Лилова — участники пленума большинством голосов избрали (на высшую должность в БКП) Петра Младенова. 17 ноября 1989 г. Народным Собранием Петр Младенов был избран Председателем Государственного Совета НРБ.[26]

Отстранение Т.Живкова от власти прошло спокойно. Смена верхушки в аппарате власти, совершенная группой П.Младенова — А.Луканова, имела целью реформировать болгарский «реальный социализм», однако она также способствовала либерализации всей общественной атмосферы в стране.

3 апреля 1990 года завершилось формирование новой высшей власти. Петр Младенов становится главой государства, Андрей Луканов — председателем Великого Народного Собрания.[27]



[1]Вахромеев А. Крах тоталитарных режимов в Юго-Восточной Европе/Балканы между прошлым и будущем. М.; РАН, 1995. C. 20.

[2]Михайлов С. Социологическата система на българското общество. София. 1989.

[3]              Христов Е. Болгария на путях перестройки//Новое Время. 1988. №24. C33.

[4]              Иванченко И., Сечнов Р. Новое время. 1990. №6.С.72.

[5]              Медведев В.А. Распад. М., 1994. С . 49-50. 

[6]              Чакров К. Втория этаж. София, 1990. С.173

[7]              Чакров К. Втория этаж. София, 1990.  С. 124.

[8]              Горбачев М.С. Жизнь и реформы. Кн. 2., 1995. С. 368.

[9]              БИКИ. 1996. №79. С.1.

[10]             Баев И., Котев Н. Изселническият въпрос в българо-турските отношения след Втория световная война // Международные отношения. Кн. 2. 1994. С. 50-61.

[11]             Баев И. Къското българско десидентство — Обществен комитет за екологическата защита на Русе / Епохи. 1999.

[12]             Чакъров К. Втория етаж. София, 1990. С. 174.

[13]             Чакъров К. Втория етаж. София, 1990.  С.199.

[14]             Яхиел. Н. Тодор Живков и личната власт. София. 1997. С. 336-346.

[15]             Денчев К. Болгария. Время перемен. 1989 — 1994 г.// Новая и новейшая история. 1994. №6. С.39.

[16]             Иванов Д. Противопоставянето 1956 — 1989 гг. София., 1994. С. 138.

[17]             ПК «Экогласност» Основни принципы и идеи. Устав. София, 1994.

[18]             Симеонов П. Голямата промяна. 1989. София, 1996. С. 677 — 680.

[19]             Желев Ж. Фашизмът. София, 1982.

[20]             Димитрова Б. Лице. София. 1981. Кн. 5. 1989. С. 3-7. 

[21]             Младенов П. Нашият пътеводител на прогресивните хумании норми. Реч на министър П. Младенов на Конференцията по човешното измерение на СССР, Париж. 30 май 1989 г. // Международные отношения. Кн. 5. 1989. С. 3-7. 

[22]             Борвой Я. Чем Осман хуже Огняна? // Новое время. 1990. № 22. C. 18.

[23]               Живков Т. Единството на българския народ  с  грижа и съдба на всеки гражданин на нашето мило отечество. (Изъявление на председателя на Държавния съвет Т. Живков по Българското радио и Българската телевизия, 29 май 1989 г. // Международные отношения. Кн. 5. 1989. 

[24]               Младенов П.В. Името на България, Писмо на Младенов. 24 октомври 1989 г. // Международные отношения. Кн. 1. 1989 г. С. 5-7.

[25]             Младенов П. Прорыв к обновлению // Международная жизнь. 1990. №4. C. 3.

[26]             Чакръв К. Втория етаж. София. 1990. С. 210.

[27]             Младенов П. Животът — плюсове и минуси. Русе. 1992. С. 235.  

Автор: Пестряков Григорий Алексеевич (выпускник социологического факультета МГУ им.Ломоносова)

жми рассказать друзьям
Комментарии:
К сожалению, пока нет ни одного комментария
Добавить комментарий:

Прогноз погоды

  Варна  

Валютный калькулятор

 

Аренда квартир

Заказывайте цыганский ансамбль на свадьбу только на сайте самого популярного фолк-коллектива "Ехали Цыгане".  Компания ИлгаБг - это только качественная недвижимость в Болгарии. Детский отдых в Болгарии - это отличная возможность для детей не только отдохнуть, но а также получить массу положительных эмоций от это замечательно страны!

 


© Copyright ilgabg.com
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru